Чем невротический страх отличается от реального?

Другая психология » Введение в психоанализ » Чем невротический страх отличается от реального?

Различают три формы актуальных неврозов: неврастению, невроз страха и ипохондрию. Нервнобольные испытывают страх в гораздо большей степени, чем другие. Реальный страх представляет собой реакцию на восприятие внешней опасности. По какому поводу, т.е. перед какими объектами и в каких ситуациях появляется страх, в большой мере, разумеется, зависит от состояния нашего знания и от ощущения собственной силы перед внешним миром.

Под страхом по большей части понимают субъективное состояние, в которое попадают благодаря ощущению «развития страха», и называют его аффектом. Аффективное состояние представляет собой осадок воспоминания.

Теперь перейдем к невротическому страху.

1) «страх ожидания». Лица, страдающие этим страхом, всегда предвидят из всех возможностей самую страшную, считают любую случайность предвестником несчастья, используют любую неуверенность в дурном смысле. Склонность к такому ожиданию несчастья как черта характера встречается у многих людей, которых нельзя назвать больными, их считают слишком боязливыми или пессимистичными; но необычная степень страха ожидания всегда имеет отношение к нервному заболеванию, которое называется «неврозом страха» и причисляется к актуальным неврозам.

2) «фобии». Некоторые из объектов и ситуаций, внушающих страх, и для нормальных людей, являются чем-то жутким, имеют отношение к опасности, и поэтому эти фобии кажутся нам понятными, хотя и преувеличенными по своей силе. Так, большинство из нас испытывает чувство отвращения при встрече со змеей. Ко второй группе мы относим случаи, имеющие отношение к опасности, в которых, однако, мы привыкли не придавать ей значения и не выдвигать ее на первый план. Сюда относится большинство ситуативных фобий. Мы знаем, что при поездке по железной дороге возникает больше возможностей для несчастного случая, чем дома, а именно вероятность железнодорожного крушения; мы знаем также, что корабль может пойти ко дну, и при этом, как правило, люди тонут, но мы не думаем об этих опасностях и без страха путешествуем по железной дороге и по морю. Нельзя также отрицать возможность падения в реку, если мост рухнет в тот момент, когда его переходишь, но это случается так редко, что не принимается во внимание как опасность.

3). Если, например, крепкий взрослый мужчина не может от страха перейти улицу или площадь хорошо ему знакомого родного города, то какую же мы можем здесь установить связь с опасностью, которая, очевидно, все-таки существует для страдающих фобиями? В этом случае фобии не может быть и речи об общечеловеческих антипатиях. Здесь, мужчина, страдающий страхом улиц или площадей, ведет себя, как маленький ребенок. Благодаря воспитанию ребенка непосредственно приучают избегать таких опасных ситуаций, и этот агорафобик действительно освобождается от страха, если его кто-нибудь сопровождает при переходе через площадь.

Описанные здесь форма страха, свободный страх ожидания и страх, связанный с фобиями, независимы друг от друга.

Страхи первого рода похожи на тяжелые болезни; последние кажутся скорее странностями, капризами. У того, кто обнаруживает эти последние, как правило, можно предположить и другие, аналогичные. Все эти фобии относят к истерии страха, т.е. рассматривают их как заболевание.

Третья из форм невротического страха появляется, например, при истерии, сопровождая истерические симптомы. Весь припадок может быть представлен отдельным, интенсивно выраженным симптомом - дрожью, головокружением, сердцебиением, одышкой.

Связь между невротическим страхом, являющимся ненормально использованным либидо, и реальным страхом, который соответствует реакции на опасность, устанавливается, если мы предположим наличие часто утверждавшейся противоположности между Я и либидо. Развитие страха является реакцией Я на опасность и сигналом для обращения в бегство; поэтому естественно предположить, что при невротическом страхе Я предпринимает такую попытку бегства от требований своего либидо, относясь к этой внутренней опасности так, как если бы она была внешней.

Этим оправдывается предположение, что там, где появляется страх, есть также то, чего люди боятся. Но аналогию можно было бы провести дальше. Подобно тому как попытка бегства от внешней опасности сменяется стойкостью и целесообразными мерами защиты, так и развитие невротического страха уступает образованию симптомов, которое сковывает страх.


Составляющие восприятия интерьера. Восприятие пространственных планов
Интерьерное пространство имеет относительное трех частное деление на планы - передний (ближний), промежуточный (средний) и задний (дальний). Пространственные планы всегда реальны, и их относительная глубина определяется расстояниями конкретного пространства, изменяющегося от нескольких до сотен метров. В общем виде зрительная картина (к ...

Анализ результатов исследования
В целом по выборке результаты выглядят следующим образом. Среди терминальных ценностей менеджеров 1 группы наиболее значимой оказалась здоровье, интересная работа, творчество, развитие, продуктивная жизнь, активная деятельная жизнь, красота природы и искусства, любовь, счастливая семейная жизнь, познание, жизненная мудрость, общественно ...

Динамика отношения ученика к ученику.
Выше было показано, что все эксперименты, независимо от своего характера, в общем одинаково отражают характерные для каждого класса отношения. Это дает основание проследить, как сохраняются отношения между учениками в зависимости от промежутка времени, отделяющего два смежных эксперимента. Результаты говорят о том, что: 1) отношения ме ...